Цветкова Юлия Васильевна

out0175out0176out0178

Цветкова Юлия Васильевна родилась 26 ноября 1936 года в селе Ачка Сергачского района, Нижегородской области.

В 1967 году окончила юридический факультет Казанского госуниверситета. Более 30 лет работала в правоохранительных органах и судебной системе Нижегородской области и Республики Марий Эл.

После ухода в отставку с 2003 по 2013 гг. преподавала спецдисциплину на юрфаке МарГУ.

Автор поэтических сборников:

«Что тебе подарить» (2004 г.),

«Память сердца» (2005 г.),

«На перепутье» (2007 г.),

« Исповедь души» (2007 г.),

«Сквозь призму времени» (2010 г.),

«Тонка связующая нить» (2011 г.),

«Хрупкий мир тишины» (2011 г.),

«Звёздный ливень слов» (2014 г.)

Печаталась в коллективных сборниках

«И крепнет дружбой мир спасённый» (2005 г.),

«Чернобыля чёрная быль» (2006 г.),

«Биенье сердца моего» (2007 г.),

«В багряном пламени войны». Книги 1,3,4 (2008 – 2011гг.)

«Там, за рекой – Афган». Воспоминания, очерки, посвящения (2010г.),

«Творят, дерзают патриоты» (2012 г),

в альманахе «Дружба» (2007 – 2013 гг.),

в журнале «Литера» других Республиканских и Российских печатных изданиях.

Лауреат Республиканского поэтического конкурса «Уроки Чернобыля» (2006 г.).

Член союза писателей России.

Юлия Владимировна поддерживает связь с родным селом, приезжает в Ачку. Поближе с её стихами можно познакомиться в сельской библиотеке


Хрупкий мир тишины

Не спугните его, хрупкий мир тишины,
У могил безымянных солдатских.
Шесть десятков прошло с той кровавой войны
Легендарных боев Сталинградских.

На полях под Москвой, и на Курской дуге,
Оставляя последние силы,
В тех смертельных боях, в пулеметной пурге
Отстояли вы сердце России.

Всю Европу спасли от фашистской чумы,
А какою ценой, - невозможной.
Все ушло... но осталась лишь горечь воины,
И по-прежнему сердцу тревожно.

Спите мирно, великой России сыны,
У березок родных белоствольных.
Пусть вам снятся спокойные, добрые сны,
Пусть вам песни поет ветер вольный.

Не спугните его, хрупкий мир тишины ! ...

Я люблю тебя, Русь!
Я люблю тебя, Русь, я люблю всей душой!
Есть в тебе безудержная сила.
Мне не надо другой, мне не надо иной.
Не прожить без тебя мне, Россия.

Шум зеленых лесов, ширь бескрайних полей –
Все вместили в себя эти дали.
В незабвенных просторах Отчизны своей
Мы впервые любовь познавали.

Как мне жить без тебя, без родимых берез,
Что под ветром склоняясь, мне пели?
Здесь родился и рос, все - родное до слез,
И тебя я люблю с колыбели.

Может, есть на земле и другие края,
Пусть богаче тебя и красивей.
Мне не надо иной, ты - Отчизна моя,
Ты одна в моем сердце, Россия!

Ачка
Ачка - селенье старинное.
Вспомнить порой нелегко,
Кто дал название дивное –
Скрыто за тайной веков.

Может, степные кочевники,
Те, что отвагой горды,
Может, лихие наездники
Дикой татарской Орды...

Чудится мне: молодецкая
Песня звенит средь полей,
Тройка несется ямщицкая
Резвых, удалых коней.

Что впереди, уж не глыбы ли,
Иль притаившийся волк?
Кони в испуге вдруг вздыбились,
Звон колокольчиков смолк.

Что там, не тать ли ватагами?
Кто их, поди, разберет,
Нет, за глухими оврагами –
Резкий, крутой поворот.

Мчатся куда же проказники,
Надо ль рубить сгоряча?
В Ачку спешат, как на праздники,
Из самого Сергача.

Но что же на сердце так горько,
Что затуманило взгляд?
То детство умчалося тройкой
И не вернется назад...

Л.А. ОВЕЧКИНОЙ
«Ты юность наша вечная,
Простая и сердечная —
учительница первая моя....»
(Из песни)

Я помню, как ты в класс вошла,
И словно солнце осветила.
Урок начался - тишина...
Вела его неторопливо.

Поэма «Мцыри»... Голос твой
Звучал так страстно, словно песня.
Он уводил нас в мир другой,
А свой казался слишком тесным.

Где горный дух над мглой летал,
Парил, сплетая явь из мрака.
Там честь отстаивал и звал
Кавказа сын в кровавой драке.

Другим казался нам твой взор:
То хмурым был, то очень ясным;
Была сама, как дева гор,
Так удивительно прекрасна.

Умчались школьные года,
Но «Мцыри» мы не позабыли.
Любовь к поэзии тогда
Вы в нас поэмой пробудили.

Зачем судьба была жестока...
В. П. СУХАНОВУ
личному адъютанту В. К. Блюхера,
фронтовику; в мирное время погибшему
в автокатастрофе.

Зачем судьба к тебе была
Столь удивительно жестока,
Как злая мачеха она,
И жизнь ты прожил одиноко.

Что знали о тебе тогда ?
Да ничего, совсем немного.
Ты молчалив был, как всегда,
Хоть рассказать бы мог о многом.

Так в чем вина твоя, скажи,
Упрямо шел, не видя брода?
За то, что Блюхеру служил
И заклеймен как «враг народа»?

Пришла война - на фронт ушел.
Сражался, силы не жалея.
Чуть до Берлина не дошел
И ранен пулей лиходея.

На счастье или на беду,
Но в той военной круговерти
Ты встретил женщину-судьбу,
Она спасла тебя от смерти.

Домой вернулся, но тебе
Жена «измену» не простила.
Ведь ты один в ее судьбе,
Она иную не просила.

Прости, отец, что иногда
Круты мы были с обвиненьем,
Что разлучило навсегда
И привело нас к отчужденью.

Жизнь наша горечи полна –
Шагнул ты в вечную пучину.
Ты заплатил за все сполна
Своей трагической кончиной.

* * *
Как чудно все на этом свете.
Стареем мы, взрослеют дети.
Пусть жизнь их будет ярче, краше,
Но только без ошибок наших.

Радуйся жизни
Радуйся солнцу и раздуйся встречным,
Радуйся каждому дню.
В жизни дороженьки не бесконечны,
Каждый пройдет лишь одну.

Солнечный лучик сверкнет на пороге
Вьюга кругом иль дожди,
Счастье тебя ожидает в дороге,
Только его подожди...

Радуйся людям, что рядом с тобою,
Больше внимания им.
Нас они крепко обидят порою,
Мы их, конечно, простим.

Связь времен
Уж не парад ли здесь Вселенский?
А может, просто снится мне:
Сместились вдруг эпохи, лица...
На главной площади столицы,
Сам воевода Оболенский
Гарцует на гнедом коне.

Живи, красуйся город вольный!
Судьба твоя не столь проста.
Пускай, от предков наши дети
Хранят все лучшее на свете,
Чтоб не сподобились в Престольной
Сынам, не помнящим родства.

О берег плещется волнами
Река Кокшага, и на миг
Пронзает мысль, как озаренье,
Что молодое поколенье
В раздумьях будет временами
Гадать: кто ж памятник воздвиг?

Русь
Какая мощь в тебе кипит,
Где черпаешь такие силы?
Из глубины веков глядит
Многострадальная Россия.

Всех вражьих полчищ и не счесть:
Французы, немцы, турки, шведы...
Всегда отстаивала честь
В своих блистательных победах.

Видала ты немало бед,
Ведь враг коварный был и дерзкий,
Но были символом побед
Твои князья Донской и Невский.

В чем сила, — ты ее спроси, —
Неужто в древности лишь рода?
Нет, сила в святости Руси
И в единении народа.

Морозные узоры
Ване ЗЕНЦОВУ

Взгляни-ка любопытным взором,
И повернись лицом ко мне.
Смотри: причудливым узором
Мороз рисует на окне!

Здесь мир такой многообразный:
Вот белка, зайчик, рядом гном.
Кто дал морозу высший разум
И кисть художника при нем?

Малыш, проснувшись, очень мило
Спросил меня: «А звери спят?»
Как жаль, тепло их растопило,
Что я могла ему сказать?

Придет мороз к тебе на праздник,
Заставит нас рисунки снять.
Узнав, что нет их, вот проказник!
Он нарисует их опять.

* * *
За что же, Русь моя, скажи!
Меняя способ, варианты,
В угоду зависти и лжи
Губила власть твои таланты.

Один отравлен, тот убит
Смертельной пулей на дуэли,
А третий нищетой забит,
Не видя в жизни смысла, цели.

Петлей затянутый другой -
Певец полей твоих безбрежных.
Любил тебя он всей душой,
Любил так преданно и нежно.

Десятки гибли в лагерях
От клеветы и произвола,
Наверное, в тех страшных днях
Надежда умирала снова.

Страдала Муза от оков,
В тисках бессилья умирала.
За что? Ведь испокон веков
Врагом Отчизне не бывала.

На рубеже веков
Двадцатый век, в Европе войны.
В России - смута, пал венец,
Братоубийственная бойня
Неслась, как вихрь, с конца в конец.

Как море, ненависть плескалась,
Сметая все с обжитых мест.
Россия кровью умывалась.
За что несла свой тяжкий крест?

За то, что в прошлом и поныне
Мы жертвы множим вновь и вновь,
За оскверненные святыни,
За ненависть и нелюбовь.

Что ждет тебя во тьме грядущей?
С тревогой за тебя молюсь.
Но верю я, что ты могучей
Была и есть, святая Русь!

* * *

Безумствуйте!
Вас не удержит бог,
Пусть вопли жертв - всё глуше, глуше,
Когда во зле, переступив порог,
Вы губите живые души.

Но кара есть!
Она придет потом
И всем воздастся по заслугам.
Когда душа предстанет пред Судом,
И ей придется, ох, как туго!

* * *

Загадочна, многолика.
Вся ты в преданиях, Русь.
В древних таинственных ликах
Есть непонятная грусть.

То вдруг — стремительность взлета,
То - камнем вниз свысока,
Ты словно птица в полете,
В стае, где нет вожака.

Будни порою и серы,
В праздник средь белых берез —
Песни, веселье без меры,
Если грустишь, то до слез.

Будто незримой волною
Льется небесный поток,
Встала ты крепкой стеною
С Запада и на Восток.

Годы, сменяя столетья,
В даль безвозвратно ушли.
Черные дни лихолетья
Много невзгод принесли.

Помнишь монгольские беды,
Топот фашистских сапог,
Ты одержала победы!
Кто бы так выстоять смог!?

В лучшее веришь с надеждой.
Видно, такая судьба:
Будет беречь, как и прежде,
Ангел-хранитель тебя.

Криминал
У времени уклон такой -
Все криминальное в почете:
Наколки, песнь, жаргон блатной...
Вы всех «диковин» не сочтете.

А модных книг сплошной парад:
Там секс, убийства и погони,
Романов криминальных ряд
Из серии «Я - вор в законе»...

Вот и подумаешь порой,
Что тип, сошедший с книжных полок,
Национальный наш герой,
А не опаснейший подонок.

И рвется к власти криминал,
Не удержать его, похоже;
Угрозы, подкуп, злой оскал -
Их цель одна, приемы схожи.

Ему законы не нужны,
Доходное добыть бы место, -
«В борьбе все средства так важны,
А цель оправдывает средства».

И не смущает никого:
Уже ряды «собратьев» тают,
Что ждет возмездье и его,
И смерть вокруг людей витает.

Вердикт
А.С. ДАВЫДОВУ

Окончен суд,... О тяжкий миг!
Судья молчит, охвачен мукой:
Что вынести, какой вердикт,
Чтоб стал другим большой наукой.

Сомненья здесь быть не должны,
Возможно только состраданье,
Бесспорность, тяжесть всей вины
И соразмерность наказанья.

Занесший меч, стой! Сгоряча
Виновного рубить не надо;
Душа его, как та свеча,
Быть может, искрой вспыхнуть рада.

Не дай угаснуть искре сей,
Чтоб, в душу заглянув, очнулся.
От зла, увиденного в ней,
От омерзенья содрогнулся.

Черная быль
Прохожий, поклонись ты низко!
Здесь спят, и им не снятся сны,
Под каждым скромным обелиском
России верные сыны.

Не надо пламенных оваций,
Душа не принимает их.
И от избытка радиации
Весь белый свет померк для них.

Мы помним все о том пожаре,
Нежданном, словно гром с небес.
И снится до сих пор в кошмаре
Тот взрыв Чернобыльской АЭС.

Как будто после страшной стряски
На волю выпущенный джин
Вдруг закружил в безумной ляске;
Он злобен был, неудержим.

В печати лишь скупые строки,
Писать об этом нелегко,
И о размахе катастрофы
Тогда сказать не мог никто.

За судьбы их страна в ответе,
Молиться будет Русь за них:
За тех, кого уж нет на свете,
И за оставшихся в живых.

* * *
Берегите природу
Мы - частичка ее, -
Чистоту небосвода
И здоровье свое.

Чем живем мы и дышим,
Не всегда можем знать;
Голос разума свыше
Не хотим мы понять.

Загрязняем мы воды
У могучей реки,
Льем повсюду отходы,
Где журчат родники.

Но не вечно терпенье
У природы живой;
Жаль, другим поколеньям
Зло вернется с лихвой.

Апокалипсис
По ложному пути идет цивилизация,
Путем разрух, неисчислимых бед.
На гибель верную обречены все нации.
Безумен мир! Дороги дальше нет.

Бесплодная земля, отравленная ядами,
Отходами и взрывами ракет.
Для многих стала жизнь, как в преисподней адовой,
Надежды на спасенье больше нет.

Проблема бытия застыла мертвой точкою,
Оружие готовим все страшней.
Планета может стать пороховою бочкою,
И все живое разом сгинуть в ней.

И втянуты мы все в ту гонку подневольную,
Но есть же, наконец, предел всему!
И мирный атом не в ладу с железной волею –
Чернобыля живой пример тому.

Всё лучшее у нас, что создано Отечеством,
Природой мудрою за много лет,
Должно служить вовек на благо человечеству,
А не мишенью ядерных ракет.

Зачем же разум создан матушкой-природою,
Коль споры мирно не решим никак:
Ведь в атомной войне меж разными народами
Мир может рухнуть, погрузившись в мрак.

И слышится порой в предсмертной той агонии
Прощальный крик летящих журавлей:
«Живите вы всегда с природою в гармонии,
Земля должна быть раем для людей!»

Фанатам
Не создавай себе кумира,
Пусть любишь пылко, горячо.
А то пойдешь гулять по миру
С пустой сумой через плечо.

Попса
Сколь ты ни бейся, ни кричи,
Нам не пробить глухую стену,
Как перелетные грачи,
Попса заполонила сцену.

И на подхвате зал, помост
До дури фразу напевает.
Мотив до примитива прост,
А смысл и вовсе пропадает.

Нет, не забыть былых волнений
От прежних песен - хороши!
Сиюминутное ж творенье
Лишь примитив и порожденье
Бездарной и пустой души.

Звучало музыкой небесной
Надежде ФУРЗИКОВОЙ

Среди имен, быть может, лучших
Я повторяю вновь и вновь,
Три имени столь благозвучных:
Надежда, Вера и Любовь!

Но всё ж средь них твоё - как лира,
Как музыка в созвучье слов.
Надеждою живет полмира.
А где Надежда, там — Любовь.

И в суетности жизни пресной
Судьбе признательна за всё:
Звучало музыкой небесной
Мне имя светлое твое.

* * *
Мечтали о парадном фраке,
Фатой покрыта голова...
Понятие о честном браке
Мы заменили «домом-два»

Музей
Анатолию ИВАКОВУ

Музей! С душевным трепетом вхожу сюда.
Со стен глядят знакомые всем лица.
Какой заботливой рукою и когда
Всё собрано с любовью, по крупицам?

Тут и реликвии, и чьи-то ордена —
Как знаки мужества в войне прошедшей.
Музей - дань памяти фронтовикам и нам,
Живущим ныне и давно ушедшим.

У каждого из них похожая судьба,
Ведь все они — служители Фемиды.
Их образ жизни - труд и вечная борьба —
Нести нелегкий крест свой без обиды.

Чредой стремглав уходят в прошлое года,
Мы здесь склоняем головы с почтеньем.
О них, мы знаем, не забудут никогда
Сограждане грядущих поколений

Мое поколение
Мы - дети военного грозного неба,
Мы знали нужду, забывали вкус хлеба.
Мы голод познали, разруху и беды
И со слезами встречали Победу.

Суровое детство в нужде закалило,
И легкой нам жизни судьба не сулила.
Упрямая сила нас к цели вела,
Надежда и вера всегда в нас жила.

У памятника
Я памятник себе воздвиг нерукотворный
А..С. Пушкин

Глядишь задумчиво, поэт,
На племя новое, младое.
Ему ты стал на много лет
Той путеводною звездою.

За веком век - бегут года,
Они не властны над тобою.
Для нас ты в памяти всегда
Живой, с улыбкой молодою.

Твоя поэзия всегда
Несла огонь любви к народу.
Но больше всех ценил тогда
Ты долгожданную свободу.

Язык любви, язык страстей
Волнует многих и поныне.
Как ты сумел от напастей
Сберечь духовные святыни?

Ты цвет и гордость всей страны!
Враги твои - толпа придворных,
Как тени прошлого ушли.
Остался ты - нерукотворный!

Край ты мой!
Край ты мой родимый,
Край лесов и гор,
Край неотразимый
Красотой озер.

Ширь полей безбрежных,
Голубой простор,
И ромашек нежных
Сказочный ковер.

Край ты мой родимый,
Край лесов, полей,
Голос журавлиный,
Запах тополей.

Края нету краше,
Где б я ни была,
Сторона ты наша,
Как же ты мила!

* * *
Твори добро — оно от Бога,
Ведь жизнь земная коротка.
И у предсмертного порога
Утрата станет нелегка.

В храме
Стою я в храме перед Богом,
Шепчу: «О, Господи, прости!
Дай, Боже, силы хоть немного
Свой тяжкий крест мне донести».

В смиренье робко я молилась
Средь догорающих свечей.
Просила: «Боже, сделай милость:
Убереги моих детей!

Спаси их от дурного глаза,
От злобы, и худой молвы,
От смертного греха, соблазна.
На добрый путь благослови!»

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить